«Лучшие адвокаты Минска и Беларуси, отзывы об адвокатах» и другие оценочные характеристики адвокатской деятельности

Ius est ars boni et aequi (лат.) - Право есть искусство добра и справедливости.

Срочная помощь адвоката
Подробнее
9 Мая 2019

28 декабря 2018 года Министерство юстиции Республики Беларусь внесло изменения в правила профессиональной этики адвоката, в соответствии с которыми распространяемая адвокатами информация о своей деятельности отныне может содержать отзывы других лиц.

В связи с этим вспомним об истории развития запретов и ограничений в области распространения адвокатом информации о своей деятельности, этических предпосылках к этому и некоторых других сопутствующих вопросах.

Самореклама или право на информацию?

Не так давно, а точнее с середины 2001 года, у адвокатов существовал безусловный запрет на саморекламу. Информация могла даваться только адвокатскими объединениями о месте, времени и видах юридической помощи, составе адвокатов, работающих в них.
Как видно из характера допустимой информации саморекламой считались любые сведения о конкретном адвокате, размещенные им самим в открытых источниках.

Нужно отметить, что такие существенные ограничения имели под собой основания, в том числе исторические. Как известно, современная адвокатура является правопреемницей одноименной правозащитной организации БССР, что, вероятно, во многом и обусловило сохранение данного положения.

Со временем запрет на распространение информации начал выглядеть все более архаично, пока окончательно, с переходом в век информационных технологий, и вовсе перестал вписываться в актуальные потребности общества. Слова Билла Гейтса: «Если тебя нет в интернете, значит ты не существуешь», как нельзя полно раскрывают тренды нашего времени.

«Адвокат Минска» – можно, «лучший адвокат Минска» – нельзя

Реформа адвокатуры 2012 года вместе с новыми организационно-правовыми формами осуществления адвокатской деятельности принесла и новую редакцию правил профессиональной этики.
С того времени распространяемая адвокатом и адвокатским образованием информация о своей деятельности и оказываемых видах юридической помощи не должна содержать:

  • оценочных характеристик адвоката;
  • отзывов других лиц о работе адвоката;
  • сравнений с другими адвокатами и критики других адвокатов;
  • заявлений, намеков, двусмысленностей, которые могут ввести в заблуждение потенциальных клиентов или вызывать у них безосновательные надежды на благополучный исход дела.

Другими словами «этический кодекс» перестал содержать запрет на саморекламу, но установил моральные ограничения по характеру такой информации. И это не удивительно. Общественное представление о правосудии и адвокатской деятельности, основанное на зарубежной кинематографии, является благодатной почвой для заблуждений. И речь в данном случае не идет о существенных различиях систем права, и в первую очередь в сравнении с США.

Тот, кто хотя бы немного знаком с прецедентным правосудием знает, что судейское усмотрение является не только лишь чертой отечественного права. И там, и у нас оценка судьи или суда присяжных может быть неправильной. И там, и у нас на двух юристов может приходиться три мнения, что не всегда является следствием некомпетентности носителей этих мнений. Напротив, это может свидетельствовать о всестороннем подходе юриста к вопросу квалификации фактических обстоятельств.

Осознавая это, несложно заключить, что любые оценочные характеристики, как те, что относятся к субъекту (например, «лучший адвокат Минска или Беларуси»), так и те, которые относятся к объекту (например, «это 100% выигрышное дело»), являются, конечно, «бальзамом» на душу человека, который ищет у адвоката помощи, но одновременно это является и лукавством, потому что «100% выигрышных дел» или «100% проигрышных дел», с моей точки зрения, просто не бывает.

Отзывы об адвокатах теперь допустимы

И не то чтобы это было запрещено ранее. Адвокат во все времена не мог и не должен был контролировать информационное пространство, в котором отзывы или оценочные суждения появляются по воле других лиц. Вместе с тем сторонние взгляды на адвокатский профессионализм до последнего времени не могли публиковаться по инициативе адвоката или на его личном сайте.

Мне представляется, что такой запрет в условиях интернет-свободы, с одной стороны, логичен, потому что проверить добросовестность источника любой публикации рядовому пользователю порой крайне затруднительно, а с другой стороны, обозначенное ограничение противоречит объективным процессам.
Интернет и рожденное им информационное пространство живет по своим законам, нередко отличающимся от консервативных адвокатских взглядов. В этом случае можно сказать, что инновации победили консерватизм.

Является ли критерием хорошего адвоката оправдательный приговор?

Конечно, любой адвокат запишет в "копилку" своих достижений оправдательный приговора суда, но этот тезис не отвечает на поставленный вопрос. А почему не отвечает?

Немного статистики Верховного Суда Республики Беларусь за 2018 год
Число осужденных лиц
40612
Число лиц, дела которых прекращены судом I инстанции, в апелляционном порядке
1699
Число оправданных лиц
80

Следуя этой статистике и выбранному критерию оценки профессионализма адвоката мы неизбежно приходим к абсурдному выводу о том, что хороших адвокатов нет, потому что за 2018 года в Беларуси было оправдано только 80 человек. А если учесть, что среди этих 80 случаев не всегда участвовали адвокаты, то выводы еще прозаичнее. Но правильный ли это вывод? Кончено нет.

Ошибка заключается в том, что в нашей стране законодательно уделено огромное внимание досудебному производству. Прежде чем попасть в суд материалы и уголовное дело по умолчанию проходят 3 этапа: Орган дознания (МВД, ДФР, и др.) Следственный комитет (включая следствие КГБ) Прокуратура и, как следствие, значительная часть уголовных дел просто не попадает в суд.

При этом адвокаты участвуют не только в суде, но и в досудебных стадиях (с момента задержания подозреваемого или при отобрании объяснений). Обращаю внимание, что оправдательные приговоры выносятся только судом. При этом уголовное преследование на стадии предварительного расследования прекращается постановлением следователя. Формально оправдательный приговор не вынесен, но не большая ли это победа, чем оправдательный приговор? Временных и психологических затрат точно меньше.

Я не спроста в статистику добавил уголовные дела, прекращенные судами первой и апелляционной инстанции. И мне, конечно, не известно по каким основаниям прекращения уголовных дел был сформирован этот пункт. Однако я знаю, что уголовное дело по первой инстанции может быть прекращено в связи с деятельным раскаянием, примирением с потерпевшим и по другим основаниям.

В свою очередь суд второй инстанции не выносит оправдательные приговоры, потому что при наличии оснований для оправдания, апелляционный суд прекращает уголовное дело. Формальное отличие, но суть одинаковая.

В данном повествовании я не затрагивал очень много деталей, которые как раз и свидетельствуют о профессионализме адвоката. На мой взгляд, скрупулёзность в изучении материалов дела, любовь к познанию юридических наук и ответственность являются самыми важными критериями профессионализма адвоката.

В связи со сказанным приведу две цитаты выдающегося дореволюционного юриста, Петра Сергеевича Пороховщикова, который за свою жизнь "примерил" на себе аж четыре роли: адвоката, судьи, прокурора и обвиняемого. Я полагаю, что мудрость, которую увековечил в своем труде автор, актуальна для любого адвоката вне зависимости от возраста.

Защитник «провел» дело; несмотря на убийственные улики и отталкивающие подробности преступления, присяжные оправдали подсудимого; молодой защитник счастлив, товарищи поздравляют его, он идет домой, упоенный успехом, окрыленный надеждами. А между тем он ничего не сделал, а присяжные оправдали подсудимого по одной из тысячи «своих причин»: не понравился потерпевший, рассердил председатель и т.п.; единственное воспоминание, оставленное у них защитником – это ряд неловких вопросов свидетелям и несколько неслыханных и не сообразных со здравым смыслом положений в защитительной речи. Молодой человек едва не погубил подсудимого этими ошибками, но он не знает этого; он видит только свой успех, не замечая своих промахов.
Предположим, что молодой защитник не сумел задать ни одного удачного вопроса свидетелям, что суд не удовлетворил ни одного самостоятельного его ходатайства и что под влиянием смущения он не мог произнести защитительной речи; но он указал на формальное препятствие к оглашению неблагоприятного для подсудимого показания неявившегося свидетеля. Всякий скажет, что он не был лишним на суде. Не будь его, подсудимый, не зная закона и не понимая значения показания, мог бы согласиться на его прочтение. Но этого мало. Я утверждаю, и со мною согласится любой из наших шести товарищей председателя в уголовных отделениях, что во многих случаях только это и требовалось от защиты: улики были простые и не требовали разбора, преступление было определено правильно, а в речи ничего, кроме общих мест, и быть не могло. Защитник отнял у обвинителя некоторое количество обвинительного материала. Он немного помог подсудимому и ни в чем не повредил ему. Это уже защита.

Адвокат работает на результат?

Ко мне часто, особенно в последнее время, обращаются с вопросами: «Вы работаете на результат? Могу я заплатить Вам гонорар только в случае выигрыша дела?».

Отвечая на первый вопрос, нужно обязательно подчеркнуть, что в нем заложена внутренняя смысловая ошибка. Согласовав с клиентом определенную правовую позицию, любой адвокат работает на результат, то есть с целью его достижения. Если адвокат работает не на результат, то Вы обратились не к адвокату, а какому-то другому специалисту.

При этом с некоторой условностью я выношу за скобки случаи обязательного участия защитника по уголовному делу, когда вина обвиняемого доказана и не вызывает сомнений, и он сам ее не оспаривает. Но даже в этом случае процессуальный контроль со стороны защитника, его внутренняя оценка справедливости назначенного наказания являются целью его участия по делу.

Ответ на второй вопрос категоричен!
Адвокат не вправе обусловить выплату гонорара в зависимости от будущих результатов, но в договоре можно согласовать доплату за позитивный результат по делу (так называемый success fee).

Записаться на консультацию к адвокату Клиндухову А.О. можно по номерам телефона: +37529-3614333 или +37529-8406418.

Задать вопрос
В данной форме Вы можете изложить свой вопрос адвокату. В целях оперативности рекомендуем использовать мобильную связь или Viber/WhatsApp.
Вернуться к списку